Будянский - главная ›› Для экономистов ›› ОБРЕТЕНИЕ БУДУЩЕГО СТРАТЕГИЯ 2012. КОНСПЕКТ

ОБРЕТЕНИЕ БУДУЩЕГО СТРАТЕГИЯ 2012. КОНСПЕКТ



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 . . . . . .17 

Но и в смысле общегражданском - как волонтерский активизм, как проявле­ние неравнодушного отношения к тому, что происходит в стране, ощущения происходящего как res publica, «общего де­ла». Примеры уже есть. Это и добровольная помощь постра­давшим в терактах и на лесных пожарах, и борьба против питерского «газоскреба», и защита Химкинского леса, и мно­гие другие проявления гражданской активности. Инструмен­ты такого участия - это и создание благоприятных условий для реализации конституционного права граждан на собрания, митинги и демонстрации, и использование для гражданской мобилизации интернет-среды, включая возможность обра­титься к президенту России напрямую, поверх государствен­ной бюрократии.

Целью модернизации не могут быть «государственные интересы». У сервисного государства может быть только один интерес - обслуживание граждан, когда в обмен на налоги

22

и законопослушное поведение, инструментально проявляемое и в форме политического активизма, государство исполняет свои функции. Конечная цель модернизации - удовлетворение интересов частного человека. Все, что хорошо для отдельного гражданина - хорошо для общества и страны. Модели сервис­ного государства, существующего в постиндустриальную эру, должна соответствовать максимально демократическая по­литическая система, сочетающая в себе традиционные ин­ституты и процедуры демократии с прямой демократией но­вого типа, во всевозрастающей степени подключающей к процессу принятия решений гражданское общество.

Что делать?

1. Главная задача в области развития политической систе­мы - перезапуск механизмов политической конкуренции и соз­дание институциональных механизмов диалога в процессе принятия решений и разрешения конфликтов. Его основные параметры:

- политически активные граждане получают возможность выбора путей для реализации своих устремлений в рамках пар­тийной демократии (сейчас этот сценарий фактически пере­крыт, забит «бюрократическими тромбами»). Дискриминация политического активизма, в том числе «уличного», реализуемо­го в границах максимально либерализованного законодательст­ва о партийном строительстве, не допускается. Это позволит включить здоровые силы общества в реализацию модернизаци-онного проекта;

- исполнительная власть обретает политическое мышле­ние. Это подразумевает режим реального обсуждения решений с законодательной властью, умение вести диалог с оппозицией и адекватно реагировать на критику, работать с каналами об­

23

ратной связи с гражданским обществом, обретение не только высшими руководителями страны, но и всем «верхним этажом» власти навыков публичной политики - умения «продавать» свои решения общественному мнению. Это означает избавле­ние представительной и судебной ветвей власти от контроля со стороны власти исполнительной, освобождение их от функций филиалов Администрации Президента и Правительства - как на федеральном, так и на региональном уровнях;

- работают - через голову бюрократии - механизмы пря­мой демократии, использующие такие методы политической мобилизации, как интернет, создание гражданских организа­ций, НПО, митинги и собрания;

- отменяется фактическая цензура на федеральных теле­каналах, государство решительно отказывает в финансовой и иной поддержке общественным силам, проповедующим авто­ритарные, изоляционистские, националистические идеи.

Постановка этих задач четко указывает на необходи­мость проявления политической воли высшего руководства страны: только оно может послать бюрократии достаточно сильные сигналы и добиться реализации задуманного. Если политический класс откликнется на действия, расширяющие каналы конкуренции, то образуется встречное движение сни­зу, которое, собственно и составит один из результатов ре­формы политической системы. В противном случае это дви­жение снизу будет запоздалым, но резким.

2. Отмена неформальных, но почти неукоснительно со­блюдаемых запретов на приход «мейнстримовских» фигур в оппозиционные партии, независимую от Кремля или губерна­торов и «местных начальников» финансовую поддержку пар­

24

тий, реальный, а не имитируемый через «мониторинг СМИ» доступ оппозиционеров на федеральные телеканалы и иные значимые СМИ и т. п.

3. Введение ответственности регистрирующих органов за попытки избыточного контроля над внутренней жизнью пар­тий, необоснованные отказы в регистрации. Установление бо­лее гибких рамок для возникновения новых или переформати­рования существующих партий.

4. Восстановление на федеральных и сохранение на ре­гиональных выборах смешанной избирательной системы в свя­зи с тем, что «книжные» преимущества пропорциональной сис­темы в реальных российских условиях дают обратный эффект: «укрепление партий» на практике означает монополию малоав­торитетного в обществе института партий на формирование депутатского корпуса. Смешанная система позволит открыть каналы для вертикальной мобильности в политике, снизить риски проникновения криминала во власть.

Запрет на введение полностью пропорциональной систе­мы на муниципальных выборах.

5. Упрощение доступа партий и кандидатов к регистрации на выборах. Это достигается набором мер, применяемых одно­временно:

- отмена сбора подписей для партийных списков и одно­мандатных кандидатов от партий, набравших на предыдущих федеральных или региональных (для того же региона) выборах не менее 2% голосов;

- восстановление регистрации по залогу для независимых кандидатов и «малых» партий, снижение числа требуемых под­писей и увеличение доли допустимого брака;

25

- принятие жесткого и закрытого списка оснований для от­каза в регистрации или отмены регистрации партии и кандидата.

6. Снижение отсекающего барьера на всех выборах, где применяется голосование за партийные списки, до 5%, что по­зволит превратить парламенты в подлинно представительные органы.

Восстановление права политических партий на предвы­борные блоки при условии, что для блоков отсекающий барьер устанавливается на более высоком уровне (7-8%) - это извест­ная мировая практика.

7. Установление (через поправки в Закон о гарантиях прав избирателей и Закон об основных принципах организации ис­полнительной и законодательной власти в субъектах Россий­ской Федерации) единообразных правил распределения манда­тов между партийными списками в виде квоты Хэра (простая квота, определяемая делением общей суммы действительных голосов на число мандатов). Тем самым регионы будут вынуж­дены отказаться от применения различных вариантов системы делителей Империали, которая активно вводится в региональ­ное законодательство в последние годы. Это позволяет оппози­ционным фракциям обрести хотя бы минимальную «критиче­скую массу», устранить бросающиеся в глаза отклонения от принципа пропорциональности.

8. Создание негативных стимулов для практики «парово­зов» - включения на первые позиции в списках и региональных группах кандидатов известных лиц (губернаторов, мэров, спортсменов или деятелей культуры), заведомо не собираю­щихся работать в представительной власти. Это достигается нормой о передаче другим партиям мандата (вариант: двух мандатов) в случае отказа от него кандидата из списка иначе

26

как по серьезным медицинским основаниям. Это не ущемит пассивного избирательного права таких деятелей, но вынудит их занимать в списках заведомо непроходные места. Также не­обходимо отменить норму о праве однажды отказавшегося от мандата кандидата претендовать на место в Думе в случае об­разования вакансии («пенсионная работа» для отставленных губернаторов).

9. Модернизация порядка формирования Совета Федера­ции Федерального Собрания России. Должен быть решен во­прос о непосредственном участии населения региона в процес­се определения представителей в Совете Федерации. Реформа Совета Федерации должна стать предметом общественной дис­куссии с выбором оптимального решения.

10. Восстановить влияние граждан региона на формирова­ние исполнительной власти субъекта Федерации - сначала через повышение роли фракций в региональном законодательном соб­рании и альтернативные выборы главы региона депутатами, в конечном итоге - возврат к прямым выборам губернатора.

11. Сохраняя вариативность структур муниципального управления (в частности, возможности как прямых выборов глав муниципалитетов, так и назначения главы местной администра­ции по конкурсу), необходимо пресечь ползучий переход к факти­ческой назначаемости мэров руководителями регионов посредст­вом использования модели сити-менеджера. Для этого нужно: исключить практику участия представителей субъекта федерации в процедуре формирования конкурсной комиссии (и одновремен­но включать в них представителей гражданского общества, поли­тических партий и экспертного сообщества); законодательно за­крепить процедуры проведения конкурса и гарантии (в том числе, судебные) защиты прав их участников.

27

12. Восстановление должной парламентской процедуры рассмотрения и принятия законопроектов. Исключение практик «ускоренного» принятия законопроектов, особенно - соблюдение сроков проведения второго чтения, чтобы на законопроект успели отреагировать все субъекты законодательной инициативы.

13. Восстановление права палат Федерального Собрания выдвигать по своей квоте кандидатуры аудиторов Счетной па­латы, чтобы этот институт обрел реальный инструмент контро­ля над исполнительной властью.

14. Упрощение процедуры инициирования и проведения парламентских расследований, возможно - установление права проведения расследования каждой из палат Федерального Соб­рания в отдельности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 . . .. . .17