Будянский - главная ›› Чужие посты ›› Доктор в хаосе

Доктор в хаосе



2 3 4 5 6 7 8 9 10 

Рассказ. Этакий современный Булгаков с Вересаевым. Читается скучновато, но для любителей медицины забавно. Фотографии интересные, обратите внимание какие шапочки у врачей в ЦРБ, как у американцев, аппараты ИВЛ, одноразовые контуры и фильтры

Доктор в хаосе

Ссылка на статью: http://rusrep.ru/article/2010/09/19/doctorvhaose

Авторы: Даниил Ильченко

24 часа из единственной жизни обычного районного хирурга



Владимир Станиславович, не выпуская из правой руки хирургический зажим, неторопливыми круговыми движениями разминает затекшее плечо. На лбу его ассистента, молодого хирурга Сергея, крупные капли пота. Их стирает куском марли, зажатой пинцетом, опытная медсестра Анна. За приоткрытыми окнами жара, лето, райцентр Киров Калужской области. Под наркозом немолодой пациент без определенного места жительства, угоревший по пьяни. Владимир Станиславович начинает негромко насвистывать через респираторную маску: «И разве мой талант и мой душевный жар не заслужили скромный гонорар?..» Это вторая, более чем трехчасовая, операция за день.



 

Местный авторитет

— А знаешь, что будет дальше? Мы его вылечим, и он будет полгода у нас лежать, дожидаясь оформления в дом инвалидов. Втихаря водочку попивать, медсестер задирать, с докторами ругаться… И жизнь такая ему будет очень нравиться: это тебе не барак на окраине. А как по-другому?.. Не выкидывать же его на улицу.

Владимир Станиславович Маньков — хирург с 25-летним стажем, завотделения и онколог на полставки. Невысокого роста, худощавый, сутулый. Жилистые волосатые руки из-под закатанных рукавов рубашки; бритый острый подбородок, усы щеткой; большие внимательные усталые глаза.



Мы идем по центральной улице города с населением сорок тысяч человек и несколькими предприятиями-кормильцами. Двух-пятиэтажные дома-коробки вперемежку с частным сектором; заросли полыни по обочинам, ухоженная клумба у райадминистрации; кинотеатр с афишами трехгодичной давности.

— Здравствуйте, Владимир Станиславович! — Мимо проходит женщина в платке и с колясочкой.

Маньков кивает.

— Станиславович, привет! — Манькову жмет руку мужичок в сером пиджаке, с дипломатом.

— Здравствуй, Егорыч! Как нога?

— Да все слава богу! Вот, на службу бегу.

Мужичок — видный заводской деятель.

— Здорово, Станиславович! — Рядом с нами тормозит и опускает боковое окно тонированный «бумер». Из него высовывается бритая голова на мощной шее.

— Здорово, Петр.

— Ну что, на этих выходных сгоняем?

— На этих не выйдет. Колодец на даче копаю. Кольца вчера привезли. А недельки через две можно.

— Эх, а я уж и спиннинги новые сладил! Сейчас окунь, мужики говорят, хорошо пошел. Ну, ты звони, Станиславович...

Петр — видный городской «деятель».

От дома до больницы 15 минут ходу. Маньков поздоровался и пожал руку более 30 раз.

Проходим полосатый шлагбаум. Сиреневая пятиэтажка детского отделения. Двухэтажная поликлиника. В дебрях яблоневого сада роддом, морг, инфекционное отделение. Слева рядом еще один пятиэтажный корпус: кардиология, стоматология, терапия и неврология. Это самая крупная периферийная больница в Калужской области.

За железной дверью ординаторская хирургического отделения. Комната четыре на шесть метров, два широких окна в стеклопакетах, налево диван, стеллаж с книгами. На столах компьютеры и кипы бумаг. Большой аквариум у стены. Маньков барабанит пальцами по стеклу:

— Эка, не подохли еще. Им какой-то специальный корм нужен, никак достать не можем…

Напевая в усы какую-то песенку, доктор облачается в голубовато-зеленую медицинскую форму. В ординаторскую входят двое его молодых коллег. Евгений — высокий, худощавый, с меланхолично-усталым выражением лица (отпечаток ночного дежурства); шесть лет стажа. И Сергей — немного пониже, бодрее и полнее; стаж три года.

— Так, ребята, без десяти. По сигарете и вперед

2 3 4 5 6 7 8 9 10