Будянский - главная ›› Книжки ›› ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ

ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 . . . . . .23 

Но связывали ее узы любви с женихом небесным, пасущим сонмы, им сотворенные. И пять раз покидала она тело, пристанище страстей земных, и соединялась с возлюбленным в долинах первозданного неба. Четыре раза расставалась она с телом при жизни Соломона... и всякий раз, увидев Господа, возвращалась, ибо девы Иерусалима - материальные силы - просыпались ото сна, а на пятый - душа покинула тело в час, когда присоединился Соломон к народу своему..."

Эти текущие рядом две струи комментария МАЛБИМа - Притча и Мудрость - представляют собой мистическую концепцию не только судьбы царя Соломона из "Песни песен", но и человеческой жизни вообще: попытка неземной души вырваться из телесной оболочки, где властвует материальное, и устремиться ввысь, к небесной любви.

Примечательно, что и Притча, и Мудрость со вниманием относятся к буквальному смыслу стихов. В этом, по его собственному признанию, МАЛБИМ явился учеником и последователем РАШИ, полагавшего, что религиозная аллегория не отменяет в "Песне песен" любовного содержания, но добавляет святости.

"Всем песням песня" (РАШИ)

Рабби Шломо Ицхаки (РАШИ, 1040 - 1105) - крупнейший комментатор Талмуда и Библии - родился на севере Франции в городе Труа, столице провинции Шампань, в семье ученого талмудиста и образование получил в знаменитых религиозных учебных заведениях Майнца и Вормса. Вернувшись в Труа, он основал свой ешибот, ставший со временем центром еврейской учености Северной Франции и Рейнской области. РАШИ был также раввином в своем городе, однако, по преданию, зарабатывал на жизнь виноградарством и виноделием. Сыновей у него не было, но дочери отличались глубоким знанием Талмуда, одна из них даже помогала отцу в составлении комментариев. Конец его жизни совпал с кровавыми событиями первого крестового похода, в которых погибли многие его ученики и родственники. РАШИ оплакивает их в стихах, выражая соболезнование вдовам и сиротам убитых и сочувствие тем, кто под угрозой смерти вынужден был принять крещение. О последних годах его жизни нет достоверных данных. Предание говорит о том, что он перенес свой ешибот в Вормс; одно из помещений городской синагоги связывают с именем РАШИ (хотя оно построено гораздо позднее). Место его погребения неизвестно.

Язык комментариев РАШИ точен и прост. Бывает, что трудные места объяснены всего одним словом или даже намеком; иногда он умышленно избегает подробного объяснения своей концепции и даже готов признаться в собственном незнании. Пользуясь известными ему источниками, он выбирает из них толкования, которые ближе всего к буквальному пониманию библейского текста, а для объяснения трудных слов и выражений нередко обращается к разговорному старофранцузскому языку или приводит поясняющие иллюстрации. Некоторые из своих трудов он предваряет изложением концепции, на которую они опираются. Вот отрывок из вступления к комментарию к "Песне песен", относящийся к главной героине:

"...несчастная женщина, соломенная вдова, она душой исходит по мужу, надеется на милого, хранит неизменно любовь к нему и сознает совершенные ею проступки; муж сочувствует ей и помнит ее любовь, прелесть юности, красоту и праведность деяний, потому и связан с нею узами сильной любви; знак подает, что из сердца ее не выкинул, услать от себя не услал, и она ему жена, и он ей муж и еще к ней вернется".

Таково, по РАШИ, содержание "Песни песен" в простоте своей (пшат), но идущий вслед комментарий (дугмa - пример, образец) связывает образы поэмы с событиями, описанными Библией, и со страданиями евреев в изгнании (в Древнем Египте и во времена РАШИ). При этом происходит непрерывный диалог между общиной Израиля (девушка) и Богом Израиля (юноша, царь Соломон), связанными между собой узами общности и взаимным соответствием (см. параллелизм сравнений девушки и юноши в начале второй главы: "как роза среди шипов...", "как яблоня в чаще леса...").

Начальные стихи поэмы - это просьба к Всевышнему открыть причину изгнания. Он не дает прямого ответа, но намекает, что нужно следовать путями отцов и учить детей Торе ("...и малых козлят паси у пастушьих шатров"). Лошади и выезд фараона - это упоминание о гибели египетского войска в водах Чермного моря и чудесном спасении евреев, "...золотые подвески в крапинках серебра..." - принятие скрижалей Завета, а свадьба царя Соломона - дарование Торы на горе Синай. Одухотворенность всего сущего, идея духа Божьего (Шехина) находит свое выражение, по РАШИ, во многих образах поэмы: в душистом пучке мирры, что "ночует между грудей", в двойном хороводе ("маханaим"), в котором пляшет Шуламит, в величественном появлении той, которая "из пустыни восходит... в облаке...", в смертельном могуществе любви и адском ужасе ревности. К этому примыкают образы Храма: стих "...кровлей нашего дома - кедры, стенами - кипарисы" соответствует началу его возведения, "паланкин себе сделал царь Соломон

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 . . .. . .23